Общая психология > Воображение > Воображение в научном творчестве

Воображение в научном творчестве

Б. Воображение в научном творчестве
Как и в области производственного труда и техники, творчество в области науки обусловлено потребностями общества. В условиях советского строя наука тесно связана с практикой строительства коммунизма и призвана удовлетворять насущные потребности этого строительства. Советские ученые не могут работать в отрыве от жизни, они должны решать вопросы, актуальные для страны, должны быть активными строителями жизни.

Научное творчество так же нуждается в воображении, как и другие области творческой деятельности. В. И. Ленин высоко оценивал роль воображения в научном творчестве, указывая на нелепость отрицания фантазии в самой строгой науке. И. П. Павлов писал, что химик, «анализируя и синтезируя, для окончательного понимания работы молекулы должен воображать себе невидимую глазом конструкцию». Английский химик Пристли говорил, что изобретательными исследователями являются только те, которые «дают полный простор своему воображению и отыскивают связь между самыми отдаленными понятиями».

В научном творчестве, как и в других его видах, различают три фазы: 1) подготовительную, включающую в себя постановку проблемы, разработку гипотезы и методики исследования: 2) само исследование, включающее в себя проверку гипотезы, и 3) обобщение полученных результатов, решение проблемы (с проверкой его, где это требуется и возможно, на практике).

Чтобы правильно поставить научную проблему, надо прежде всего знать те жизненные факты, которые выдвигают ее и на которые должно опираться исследование, а также те предпосылки, которые имеются в науке для решения намеченного вопроса. Такими предпосылками являются теоретические положения и конкретные научные факты, накопленные предшествующими исследованиями. Совершенно ясно, что изучение как самой жизни (той области практики, для которой должна быть решена научная проблема), так и состояния вопроса в науке требует большой предварительной работы. Но именно она и дает возможность правильно наметить проблему, точ^о формулировать ее, расчленить ее, где это требуется, на ряд частных проблем с тем, чтобы, исследуя их, решить вопрос в целом.

Всякое научное исследование опирается на факты, взяты ли они непосредственно из жизни, получены ли в лаборатории, извлечены ли из документов, в которых зафиксировано то. что мы сами уже не можем наблюдать (например, исторические данные). Изучение фактов — обязательная предпосылка решения всякой научной проблемы. И. П. Павлов в своем обращении к молодежи писал: «Изучайте, сопоставляйте, накопляйте факты. Как ни совершенно крыло птицы, оно никогда не смогло бы поднять ее ввысь, не опираясь на воздух. Факты — это воздух ученого. Без них вы никогда не сможете взлететь. Без них ваши «теории» — пустые потуги».

Чтобы изучать факты, накапливать и сопоставлять их, нужна руководящая идея или гипотеза. Без нее нельзя решить, что надо наблюдать, какие опыты производить, что изучать. Наблюдение, опыт, эксперимент, не руководимые определенной идеей, слепы. Всякое изучение фактов должно быть подчинено руководящей идее, служить ее проверке, быть направлено на решение определенной научной задачи. Павлов, подчеркивая значение фактов, вместе с тем предупреждал: «Но, изучая, экспериментируя, наблюдая, старайтесь не оставаться у поверхности фактов. Не превращайтесь в архивариусов фактов. Пытайтесь проникнуть в тайну их возникновения. Настойчиво ищите законы, ими управляющие». Научная гипотеза и есть первый шаг на пути к раскрытию тайны возникновения фактов, к раскрытию законов, ими управляющих. В научном творчестве она занимает поэтому особо важное место. «В поисках научной мысли, — писал геолог академик А. П. Павлов, — рождается научная гипотеза — этот передовой разведчик науки». Творческое воображение как раз и играет важную роль в «рождении» гипотезы, идеи. Ученый, лишенный воображения, может накапливать факты, но он не выйдет за пределы их, не откроет новых законов природы или общественной жизни, не станет творцом нового в науке.

Чтобы выдвинуть в науке гипотезу, идею, надо, так же как и в техническом творчестве, уметь находить общее в том, что кажется иногда различным, видеть в неизвестном знакомое, что далеко не сразу замечается в новом. Надо представлять себе, как известное своеобразно осуществляется в новом, как в новом реализуется уже знакомый принцип, уже известная закономерность.

Когда Сеченов выдвинул идею о том, что всякий психически процесс по своему происхождению есть рефлекс, он усмотрел общее в том. что казалось совершенно различным (сходство с элементарным;; автоматическими движениями, осуществляющимися непроизвольно в ответ на действие внешнего раздражителя и регулируемыми низшими центрами мозга, и произвольными действиями человека, которые понимались обычно как проявление свободной воли людей, ничем не детерминированной извне). В том и в другом он увидел рефлекс как ответную реакцию мозга. Вместе с тем в том и другом он усмотрел и различие, показав своеобразие среднего, центрального звена рефлексов головного мозга, неразрывную связь с ним психических процессов. Эта идея и получила подтверждение в дальнейших исследованиях.

Идея, выдвигаемая в науке, должна быть прочно обоснована и проверена. Обоснование и проверка ее осуществляются в процессе исследования и требуют специальной методики, соответствующей изучаемой проблеме.

Чтобы создать методику исследования, необходимо умение представить себе, как можно вызвать то, что надо исследовать, как изменить его, с чем сопоставить, от каких условий оно может зависеть, что будет показателем правильности или ошибочности выдвинутой гипотезы. Надо ясно представить всю обстановку опытов, которая давала бы возможность проверить гипотезу.

На второй стадии научного творчества происходит сложный процесс изучения явлений и проверка выдвинутых для их объяснения гипотез.

Здесь от исследователя требуются высокий уровень наблюдательности, умение подметить иногда ничтожные с виду факты, существенные, однако, для решения проблемы. Необходимо систематически сопоставлять то, что изучается, с ожидавшимися результатами. Нужна все время проверка гипотезы, проверка научной «мечты» логикой фактов.

Если факты противоречат гипотезе, она отменяется, взамен ее выдвигается новая, и вновь происходит проверка новой идеи, и так бывает иногда много раз.

«Публика мало подозревает, — писал Фарадей, — как много мыслей и теорий, возникавших в уме научного деятеля, рухнуло в тайне и молчании вследствие его собственной строгой критики. В самых успешных случаях оправдывается едва одна десятая доля догадок, надежд, желаний и предварительных заключений».

В. И. Ленин обращал особое внимание на тщательный анализ и оценку фактов в научном творчестве, на отделение «плевелов» от «пшеницы», годного материала от негодного.

Весьма важно умение отвергнуть гипотезу, если она оказалась непригодной, сколь бы заманчивой и вероятной она до этого ни казалась.

Ч. Дарвин в своей автобиографии писал: «Я постоянно старался освободить свой ум настолько, чтобы отказаться от какой угодно гипотезы, хотя бы любимейшей (а я не могу утерпеть, чтобы не составить себе гипотезы по каждому предмету), как только оказывается, что ей противоречат факты».

Так же как и технику-изобретателю, ученому часто приходится проделывать большое количество экспериментов, варьировать опыты в разных направлениях, отвергать то, что было намечено, искать новые пути, пока не будут найдены или подтверждены определенные закономерности.

Физик Лебедев, изучая давление света на газы, по дзалиать раз менял уже намеченные способы, ставил все новые эксперименты, пока не находил удовлетворительного решения вопроса, который надо было выяснить на пути к решению общей проблемы.

Бывает, что опыты кончаются неудачей. Но и неудачные опыты для ученого поучительны. Неудачный опыт вскрывает, что не было учтено при постановке опытов, какие непредвиденные условия обнаружили свое действие, как они действуют. Все это дает возможность выяснить существенные закономерности, которые до этого совсем не были известны.

Характерным для третьего этапа решения научной проблемы является обобщение того, что получено в исследовании. «Ум мой превратился в какой-то механизм, перемалывающий большое число отдельных фактов в общие законы», — писал в автобиографии Ч. Дарвин. Это «перемалывание» фактов в общие законы явлений — важнейший заключительный этап всякого исследования.

На этом пути исследователь опять встречается нередко с большими трудностями. Менделеев писал: «Все в голове сложилось, а выразить таблицей пе могу».

На всех этапах научного творчества требуется большой систематический труд. Супруги Кюри изготовили первый грамм радия, переработав в кустарных условиях восемь тонн урановой руды. Терпение, упорство, огромный многолетний труд характеризовали научную деятельность Мичурина.

Как и всякий труд, научное творчество зависит не только от общественных условий, в которых оно протекает, но и от непосредственного общения ученого в процессе творчества с другими людьми. Обмен мыслями с окружающими в любом периоде творческой деятельности оказывает неоценимую помощь как возникновению, так и осуществлению творческого замысла.

Еще Бэкон писал, что «всякий человек, разум которого встревожен и как бы затемнен множеством смутно и трудно распутываемых мыслей, почувствует, что ум его окреп, а мысли просветлились, когда он хоть только сообщит их своему другу и побеседует с ним об интересующем его предмете, ибо он легче разбирает свои мнения, в больший порядок приводит свои мысли и, наконец, лучше судит о верности и надежности своих мыслей в том случае, когда они выражены словами».

Велика поэтому роль научного содружества ученых, замечательным примером которого является совместная творческая работа Маркса и Энгельса.

В нашей стране все большее развитие получает творческое содружество ученых с практическими работниками, нередко с широкими массами трудящихся. «Ученый в наше время, — пишет академик Лысенко, — не может творить один. Он опирается на опыт, на практику миллионов. В своей работе я всегда опирался на колхозное крестьянство, на тысячи опытников, агрономов, селекционеров».