Общая психология > Волевые процессы > Детерминированность волевых действий

Детерминированность волевых действий

Психологи эмпирической школы, стоя на идеалистических позициях, видят основную черту волевых действий в их якобы индетерминированности (необусловленности материальным миром, полнейшей неподчиненности господствующим в этом мире законам), в том, что они являются проявлениями «свободной воли» человека. Свое учение о свободе воли и недетерминированности волевых действий психологи-идеалисты подкрепляют ссылками на то, что человек свободен принимать любые решения и выполнять или не выполнять любые действия. Человек может только по одному своему желанию, например, поднять или опустить свою руку, передвинуть ее вправо или влево, или отказаться выполнять эти движения, хотя бы его и принуждали к этому,— и действительно, движения руки будут точно соответствовать его желаниям. То же справедливо и в отношении более сложных форм волевых действий. Таким образом, по воззрениям философов-идеалистов, наличие у человека волевых действий убедительно доказывает примат идеального («свободная воля») над материальным (тело человека), а не наоборот, т. е. подчиненность материального тела заложенному в человеке духовному началу, которое, по их учению, и составляет истинную сущность человека.

Наоборот, приверженцы бихевиористического направления в психологии, исходя из механистических позиций в объяснении поведения человека, не признают за сознанием какого-либо реального значения в управлении поведением человека, сводят волевые действия к механическим реакциям организма на внешние стимулы. По их воззрениям, все без исключения действия человека строго подчиняются существующим в материальном мире законам в такой же степени, как и движения планет или жизненные процессы в организме растений; человеку лишь кажется, что он свободен в своих действиях, на самом же деле это чувство является иллюзорным, обманчивым. Учение бихевиористов открывает широкие возможности для фатализма, веры в извечную предопределенность поведения человека, и тем ставит под сомнение ответственность человека за свои действия.

Правильное решение вопроса о природе волевых действий дает философия диалектического материализма. По этому учению человек действительно может выполнять те или другие действия по своему желанию, в соответствии с теми целями, которые он сам перед собой ставит, и выбирать для достижения этих целей те пути и средства, которые представляются ему самому наиболее целесообразными. В этом смысле его действия действительно свободны, и каждый человек субъективно, в своем сознании, переживает это чувство свободы. Марксистская философия не только не отрицает у человека способности действовать сообразно своим желаниям, она одновременно считает, что каждый человек ответствен за свои действия и эта ответственность не может быть с него снята никакими ссылками на подчиненность его поведения мировым законам. Это, однако, не значит, что марксизм признает пресловутую «свободу воли». Дело в том, что волевые действия человека одновременно и свободны, поскольку он предпринимает их по своему желанию, в соответствии с им самим намечаемыми целями и способами их достижения; и в то же время они и детерминированы, поскольку эти цели и желания, интересы человека и выдвигаемые им мотивы своих действий являются не проявлениями какой-то идеальной духовной сущности человека, а закономерно обусловлены условиями его жизни и воздействиями внешней среды.

Детерминированность волевых действий человека условиями его жизни и воспитания вовсе не отрицает его свободы. Только идеалистическая философия понимает под свободой нечто анархическое, не совместимое с необходимостью. На самом же деле истинная свобода проявляется человеком в тех его волевых действиях, которые совершаются с учетом законов природы, основаны на подчинении этим законам.

Нельзя видеть сущность волевого действия лишь в каком-то оголенном, лишенным какого бы то ни было содержания, «чисто волевом» побуждении. Всякое такое побуждение по самой своей природе уже в самый момент своего возникновения содержательно: его основу составляют знания цели и средств ее достижения. А эти знания в конечном итоге являются продуктом общечеловеческого опыта (поскольку индивидуальный опыт человека есть опыт общественного существа) и детерминируются им: «Все умственные и нравственные побудители к поступку, наполняющие своею борьбою сознание человека, резюмируют собою всю его умственную и нравственную личность в данную минуту, потому что... всякое душевное движение, как бы просто оно ни было, представляет собою результат всего предшествующего и настоящего развития человека» (Сеченов).

Детерминированность волевых действий человека является важнейшим фактором, позволяющим целенаправленно развивать его волю (способность к волевым действиям), воспитывать у него необходимые волевые качества правильное воспитание воли невозможно без знания закономерностей, которые определяют собой волевые действия человека.