Общая психология > Темперамент > Типы высшей нервной деятельности и темпераменты человека

Типы высшей нервной деятельности и темпераменты человека

Установленные в опытах с животными типы высшей нервной деятельности распространяются и на людей. «Мы с полным правом, — писал И. П. Павлов, — можем перенести установленные на собаке типы нервной системы (а они так точно характеризованы) на человека». Следует заметить, что великий физиолог изучал типы высшей нервной деятельности и непосредственно на людях, в клинике.

Сила, уравновешенность и подвижность нервных процессов, характеризующие собой типы высшей нервной деятельности людей, являются физиологической основой их темпераментов. Темперамент и есть проявление типа высшей нервной деятельности в поведении, в деятельности человека. Проявление сильного уравновешенного быстрого типа нервной деятельности есть сангвинический темперамент. Особенности нервной деятельности сильного уравновешенного медленного типа — это физиологическая основа флегматического темперамента. Сильный неуравновешенный тип нервной деятельности соответствует холерическому, а слабый тип — меланхолическому темпераменту.

Конкретные проявления типа высшей нервной деятельности в поведении многообразны. Они сказываются не только во внешней манере поведения, а словно «пронизывают» все стороны психики, существенно дают себя знать в познавательной деятельности, в сфере чувств, в побуждениях и действиях человека. Типы высшей нервной деятельности обнаруживаются в функционировании обеих сигнальных систем (в их взаимодействии).

Проявления силы, уравновешенности и подвижности основных нервных процессов — особенности темперамента человека — бывают заметны и в характере умственной работы, в особенностях речи и т. п. Однако бесконечное разнообразие поведения и все содержание психической жизни людей своей физиологической основой имеют не особенности типа нервной деятельности, а системы временных, условных связей, образующихся в ходе жизни и деятельности человека. Свойства же типа нервной деятельности — сила, уравновешенность и подвижность нервных процессов — сказываются лишь в динамических особенностях поведения и деятельности людей.

Выше говорилось, что тип нервной системы не является чем-то неизменным; это значит, что темперамент человека может меняться под влиянием условий жизни и деятельности. Особенности темперамента обусловлены не только природными свойствами нервной системы. Они зависят от воздействий, которым непрестанно подвергается человек в течение своей жизни; они зависят от воспитания и обучения. Нередко темперамент меняется с возрастом.

При любом типе высшей нервной деятельности, при любом темпераменте, возможно развить все общественно необходимые свойства личности. Нельзя одни типы темперамента оценивать положительно, другие отрицательно. Каждый темперамент имеет свои положительные и отрицательные стороны. Если у холерика легче, чем у флегматика, выработать быстроту и энергию действий, то у флегматика легче, чем у холерика, выработать выдержку и хладнокровие. Живость и отзывчивость сангвиника, спокойствие и отсутствие торопливости флегматика, энергия холерика, глубина и устойчивость чувств меланхолика — все это примеры ценных качеств различных темпераментов.

Вместе с тем при любом темпераменте имеется опасность развития нежелательных свойств личности. В определенных условиях сангвинический темперамент может привести к склонности «разбрасываться»; флегматический — может обусловить некоторую вялость, безучастность к окружающему; холерический темперамент может сделать человека несдержанным, резким; при наличии черт меланхолического темперамента может выработаться наклонность целиком погружаться в собственные переживания, чрезмерная замкнутость. Осознание положительных и отрицательных сторон темперамента и выработка умения управлять ими составляют одну из важных задач воспитания.

Особенности темперамента сказываются, как мы отмечали, и в особенностях умственной работы. Однако тот или другой темперамент, придает своеобразие манере («стилю») умственной работы, отнюдь не предопределяет возможности умственного развития человека. Особенности темперамента, требует индивидуального подхода к человеку, могут обусловить лишь пути и способы умственного развития, но не уровень достижений.

В качестве иллюстрации приведем некоторые данные из характеристик двух учеников одного и того же X класса Арсения Ш. и Павла Б., окончивших школу с золотой медалью (из работы Лейтеса). Оба они все годы учились прилежно, с энтузиазмом участвовали в общественной жизни школы. Тот и другой решили поступить на физический факультет университета. В течение ряда лет они росли и развивались вместе. И все же оба были очень разными.

Арсений — неустанно деятельный, активный, у него нельзя заметить состояния расслабленности, перебоев в занятиях. Он легко выдерживает заботу сразу о нескольких делах; сложность и изменчивость всевозможных обстоятельств не ослабляют его энергии. По-другому протекает умственная деятельность Павла. Выполнение уроков тянется долго; любые задания, самые несложные, требуют у него подготовки и раздумий. Каждое маленькое препятствие, непредвиденное обстоятельство длительно задерживает на себе его внимание.

Показательно, что Арсений, который в отличие от Павла работает и действует очень интенсивно, способен отдохнуть в короткий срок. Переход от школы до дома, непродолжительный разговор на постороннюю тему, а главное перемена занятий достаточны, чтобы восстановить его силы. Гораздо более истощается нервная система Павла. Он очень утомляется к концу учебного дня в школе, и ему нужно либо поспать, либо иметь не меньше часа относительного покоя, чтобы восстановить силы для умственной работы.

Характерное различие в особенностях умственной работы юношей проявляется в их отношении к усвоению нового материала и к повторению пройденного. Арсений с огромным интересом слушает объяснение нового. Чтение учебной книги дает ему наибольшее удовлетворение тогда, когда он читает книгу впервые. Сама трудность усвоения нового доставляет ему удовольствие; новое приводит его в состояние бодрости, легкого возбуждения. Наоборот, повторение пройденного (в конце темы, в конце четверти или в конце года) не вызывает у него положительного отношения; на уроках повторения он склонен заниматься посторонними делами.

Прямо противоположная картина у Павла: ему особенно нравится повторение. К новому он относится с интересом, он один из вдумчивых и любознательных учеников, но усвоение нового всегда утомительно для него. Он не может так пристально следить за объяснениями, как Арсений, ему надо время от времени ослабить внимание и отвлечься. Кроме того, он не способен сразу без подготовки так решительно соображать, как Арсений; ему нужно предварительно освоиться с материалом. Новые факты, новые слова, новые направления мысли взбудораживают его и тормозят его активность. Поэтому при объяснении нового он бывает в несколько тревожном, слегка растерянном состоянии. Иначе ведет он себя при повторении. К прежнему материалу он уже привык и чувствует себя здесь хозяином положения. Уже владея в основном фактами и идеями, он может удивить ясностью и точностью отстоявшейся мысли.

Знакомство с биографиями юношей, материалы наблюдений позволили сделать предположительные выводы об их темпераментах. Арсений, судя по всему, близок к сильному и подвижному типу нервной деятельности, у него отмечаются черты сангвинического и холерического темпераментов. Павел явно тяготеет к слабому типу, у него заметны черты меланхолического темперамента. Весьма поучительно, что слабость типа нервной деятельности не помешала Павлу быть отличником, развить значительные умственные способности, окончить школу с золотой медалью. Павел нередко поражает «взрослостью» суждений, продуманностью, зрелостью ответов. Затрудненность его умственной работы имеет своей оборотной положительной стороной особую углубленность и тщательность мышления. В конечном итоге превосходство Арсения Ш. над Павлом Б. относительно: Конечно, быстрота реакций и легкость перехода к новой умственной нагрузке — ценнейшее свойство. Но Арсений как бы сразу выявляет максимум своих возможностей. Павел же, медленно и неуверенно продвигаясь к решению проблем, длительно задерживаясь на одних и тех же вопросах, способен постепенно все яснее и тоньше, все полнее и правильнее разобраться в проблеме. Умственная работа Павла сравнительно мало производительна; он успевает сделать гораздо меньше Арсения, но с качественной стороны его достижения не уступают достижениям Арсения, а в некоторых случаях превосходят их. Сама трудность в развитии мысли, связанная с особенностями типа нервной деятельности, становится в отдельных случаях предпосылкой особенно углубленной и тщательной работы мышления.

Говоря о значении типа высшей нервной деятельности людей, надо иметь в виду общественную сущность человека. Только для животного сила или слабость нервных процессов имеет определяющее значение. Человек же, будучи членом общества, может опираться на общественный опыт и сознательно регулировать свое поведение и деятельность. Слабость типа нервной системы требует иногда дополнительных усилий и особой организованности для осуществления намеченных целей, но уровень решения проблем, для которого слабый тип мобилизует все силы, может оказаться достижением самого высокого порядка. Человек может быть слабым как природное существо, но это не лишает его возможности благодаря влиянию общества — воспитанию прежде всего — стать сильным и ценным членом общества.

Среди выдающихся людей в любой области можно найти представителей разных темпераментов. Среди крупнейших русских писателей, например, мы можем отметить у Пушкина яркие черты холерического темперамента, у Герцена — сангвинического, у Гоголя — меланхолического, у Крылова — флегматического.

Социальная обусловленность высшей нервной деятельности человека требует особого подхода к определению и оценке свойств типа нервной деятельности у людей. К такому важному показателю, как, например, сила нервных процессов, невозможно подойти с той же меркой, что и у животных. Для человека сила раздражителя определяется не столько его физическими особенностями (яркостью, громкостью и т. д.), сколько его социальным значением. Сообщение о важном событии, произнесенное самым тихим голосом, может произвести на человека сильнейшее впечатление. Сила нервных процессов у человека в огромной степени зависит от общественного значения воздействий.

Все проявления темперамента человека несут на себе печать социальных влияний, общественных норм и требований. Тип высшей нервной деятельности — это лишь природный фундамент индивидуальных различий между людьми, на котором возникает грандиозная надстройка из сложнейших систем временных связей, образующихся в ходе жизни, прежде всего под влиянием общественных воздействий, которым человек постоянно подвергается.

Поэтому так нелегко бывает по особенностям поведения судить о типе нервной деятельности. Даже у животных, как указывалось, временные связи могут маскировать проявления типа нервной системы. У человека же значение жизненного опыта и воспитания особенно велико. Чрезмерная легкость смены интересов и увлечений, несдержанность, безразличие к окружающему, пугливость и другие отрицательные свойства ребенка (как и взрослого) могут быть не чертами темперамента, а результатом отношения окружающих людей: заласкивания и поощрения капризов — в одних случаях, излишней строгости и подавления самостоятельности — в других. Ученик в школе может казаться вялым, беспомощным, производить впечатление представителя слабого типа, но не быть им в действительности. Его поведение может быть вызвано, например, тем, что он отстал по учебным предметам или у него сложились неправильные отношения с коллективом.

Только длительные и многосторонние наблюдения позволяют установить особенности типа нервной деятельности учащихся. При кратковременном знакомстве можно получить лишь отдельные более или менее яркие впечатления о темпераменте ученика. Такие наблюдения не являются, однако, достоверными и не выявляют наиболее важных свойств типа. Лишь хорошо зная весь жизненный путь ученика и условия его жизни, сопоставляя данные о его поведении и деятельности в разных обстоятельствах, можно отличить случайную манеру поведения от проявлений личности, сквозь которые действительно видны наиболее устойчивые черты типа нервной деятельности.

Вместе с тем воспитателю нет надобности, во что бы то ни стало решать, к какому из четырех основных темпераментов относится ученик. Такая задача в большинстве случаев не может иметь определенного решения. Гораздо важнее научиться судить об основных свойствах типа — о силе, уравновешенности, подвижности нервных процессов у ученика.

Признаком силы возбудительного процесса может служить устойчивая активность, возможность длительных и напряженных усилий в умственной и физической работе, в особенности при работе с новым и сложным материалом. Сила тормозного процесса заметно выступает в устойчивой сосредоточенности на работе, а также в способности легко осуществлять нужные задержки движений и поступков. В наиболее общем виде о силе нервных процессов свидетельствуют объем и продуктивность деятельности, доступные данному ученику в определенный, достаточно длительный отрезок времени.

Показателями слабости нервных процессов могут служить постоянная вялость и расслабленность в одних случаях, легкая возбудимость при быстрой истощаемости — в других. Об уравновешенности процессов возбуждения и торможения можно судить по равномерности выполнения работы, по выдержке и самообладанию ученика. Неуравновешенность, преобладание возбуждения, проявляется в повышенной эмоциональной возбудимости, в нервных срывах. Подвижность возбуждения и торможения может быть обнаружена в моменты переключения с одного занятия на другое.

Индивидуально-психологические особенности ученика могут быть правильно оценены только в том случае, если будет учтено его отношение к ученью.

Важным методическим приемом изучения учащихся является постоянное сравнение их друг с другом, которое должно производиться, однако, лишь в равных для них условиях.

Знание черт темперамента ученика позволяет правильнее понимать некоторые особенности его поведения и деятельности, дает возможность варьировать нужным образом приемы воспитательных воздействий. Известно, например, что строгое замечание, повышенный тон оказывают дисциплинирующее влияние на ребенка с сильной нервной системой, но на детей со слабыми нервными процессами они могут оказывать, наоборот, вредное действие: затормозить детей настолько, что они не смогут уже выявить свои знания и умения, потеряют уверенность в своих силах и т. п. (исследования Мерлина).

Учителя знают, что изменения школьного расписания, замена одного урока другим нарушают нормальную работу класса. Некоторые ученики легко и быстро осваиваются с такого рода изменениями, другие же — медленно, хотя и те и другие могут быть весьма прилежными. При объяснении подобных фактов следует учитывать также и различия между учащимися в темпераменте. Дети с некоторой инертностью нервных процессов не могут сразу включиться в новую деятельность, для них затруднительно переключаться с одного занятия на другое даже на уроке по одному и тому же предмету (например, при переходе от выслушивания объяснения к письму и т.п.). В то же время у детей с высокой подвижностью нервных процессов частые смены деятельности нередко лишь поддерживают рабочее состояние на уроках.

Предметом особой заботы учителей чаще всего бывают дети, у которых преобладают процессы возбуждения, а также дети с особенностями темперамента, указывающими на слабость их нервных процессов (главным образом слабость возбуждения). Первых надо систематически удерживать от бурных реакций, приучать к сдержанности, самообладанию, воспитывать у них привычку к спокойной и равномерной работе. У вторых надо развивать уверенность в своих силах, поощрять их активность, требовать поступков, связанных с преодолением трудностей. Дети со слабой нервной системой нуждаются в четком режиме и определенном ритме работы. Поддержка стереотипа составляет более легкий нервный труд, чем его образование, поэтому привычный распорядок облегчает протекание нервной деятельности.

Выше уже было сказано, что темперамент относится к наиболее устойчивым особенностям человека. Однако возможны очень значительные, коренные изменения в поведении, в деятельности, в результате образования и упрочения новых систем условных связей. Опыты с условными рефлексами убедительно свидетельствуют, что нельзя указать пределов пластичности нервной деятельности и что эта пластичность заключается не столько в способности типа меняться, сколько в том, что даже при весьма устойчивом типе имеется беспредельная возможность образования временных связей и тем самым развития человека.

Поведение людей определяется не темпераментом, а общественными условиями жизни, системой отношений человека к действительности. Темперамент сказывается в поведении и деятельности, но не определяет их. Один и тот же человек в разных обстоятельствах, по отношению к разным сторонам жизни может проявлять себя по-разному. Системы временных связей как бы «перекрывают» темперамент. Тип нервной деятельности, темперамент необходимо постоянно учитывать, с ним нельзя не считаться. Но нужно отдавать себе отчет в том, что темперамент имеет все же подчиненное значение. Он является только одной из предпосылок развития тех важнейших свойств личности, которые составляют характер человека.