Общая психология > Речь > Усвоение языка

Усвоение языка

В языке могут быть выделены звуковая (фонетическая), словарная (лексическая) и грамматическая стороны. В фонетике, лексике и грамматике имеются свои системы, а соотношение их составляет общую систему языка. Необходимым условием усвоения языка является овладение системой данного языка.

Усвоение фонетической системы родного языка происходит в течение 1,5—2 лет в процессе общения ребенка с взрослыми. У человека, продолжающего в течение нескольких лет говорить только на родном языке, механизм произнесения слов укрепляется настолько, что переход на фонетическую систему другого языка значительно затрудняется. В речи на вновь изучаемом языке обнаруживаются особенности, вызванные влиянием фонетической системы родного языка.

Например, в японском языке нет звука «л», поэтому в заимствованных словах японец заменяет его звуком «р». Вместо слова «Алеша» он скажет «Ареша». Вследствие отсутствия в немецком языке звука «ж», немец вместо слова «желтый» скажет «шелтый». Система фонетики турецкого языка не терпит стечения согласных в начале слова, поэтому вместо английского «стерлинг» турок говорит «истерлин». Особенно трудно иностранцам различение русских согласных по мягкости и твердости, например «пыл—пил».

Для того чтобы при изучении другого языка устранить влияние фонетической системы родного языка, необходимо, как показали исследования Артемова и его сотрудников, сознательное сопоставление артикуляций и речевых звуков обеих систем.

Лексика языка имеет свою собственную систему, основанную на предметном значении слов. Слова неразрывно связаны с понятиями, которые всегда выражаются в словах. Поэтому близкие друг другу по звуковому составу слова, имея совсем разное значение, относятся к разным рядам слов («доктор—диктор», «вектор—лектор»). Наоборот, совсем различные по звуковому составу слова, имеющие одно и то же значение, образуют одну и ту же группу слов — синонимов.

Наиболее важно для человека предметное значение слов. Поэтому слова, сходные по значению, но резко отличающиеся по звуковому составу, вызывают сходную реакцию. Наоборот, слова, близкие по звуковому составу, но резко различные по значению, обычно вызывают различную реакцию. Так бывает не только при произвольной, но и при .непроизвольной реакции на одно и то же слово.

Это наглядно обнаруживается в опытах с образованием условных сосудистых реакций на разные слова. Эти опыты проводились с применением особого прибора — плетизмографа, который дает возможность учитывать изменения кровенаполнения сосудов кисти руки. Если к руке приложить холодный предмет, то при помощи плетизмографа будет отмечено сужение кровеносных сосудов. Если этот безусловный холодовый раздражитель несколько раз сочетать с каким-либо словом, то образуется условный рефлекс на это слово (сосуды суживаются при произнесении данного слова даже тогда, когда оно не подкрепляется холодом). Вначале рефлекс бывает генерализован и появляется при произнесении слов, близких по звучанию. Так, если он был образован на слово «доктор», то затем обнаруживается и при произнесении слова «диктор». Если, однако, в дальнейшем это последнее слово не подкрепляется холодом, то возникает дифференцировка: на подкрепляемое слово («доктор») рефлекс появляется, на неподкрепляе-мое («диктор») — не появляется. Если же после закрепления дифференци-ровки испытуемому предъявить слово «врач», то на это слово сразу же вновь появляется рефлекс (сужение сосудов), хотя бы ни в одном из прежних опытов это слово не предъявлялось. Таким образом, несмотря на резкое звуковое различие слов «доктор» и «врач», реакция на них оказывается одинаковой (в силу сходства их предметного значения), в то время как близкие по звучанию слова («доктор» и «диктор») дают дифференци-ровку (опыты Шварц).

Все это указывает на то, что слова языка образуют определенные системы, основой которых может быть как звуковой состав слов, так и их предметное значение. О наличии системы по звуковым признакам свидетельствует генерализация рефлекса при подаче сходных по звучанию раздражителей. Наличие же системы по предметному значению слов обнаруживается в том, что условный рефлекс сохраняется при замене слов, на которые вырабатывался рефлекс, словами, имеющими то же предметное значение (синонимами). Вторая система более прочна, чем первая, поскольку синонимы продолжают вызывать условный рефлекс уже после дифференцировки сходных по звучанию слов. Именно это и есть основная и подлинная система языка. Ее определяющей ролью обусловлена ясность дифференцировки сходных по звучанию слов. Они легко дифференцируются друг от друга именно потому, что предметное значение их различно. В то же время сходные звукокомплексы, не связанные с различиями в предметном значении, не дают дифференцировки.

Это ясно обнаруживается в опытах с животными, на которых слово воздействует лишь своей звуковой стороной. Так, у собак вырабатывался двигательный рефлекс па слова. Оказалось, что собака ложилась не только на слово «ложись», но и на сходные по звучанию слова («вежеталь», которое произносилось как «вежиталь», и «движение»). При всей остроте слуха у собаки дифференцировка близких созвучии не возникала. Сходные словесные звукокомплексы действовали одинаково, так как с различными предметными значениями они для нее не связаны. Звукокомплексы приобретают значение и становятся словами только в системе языка (опыты Воронина).

Предметное значение слов лежит в основе образования систем слов, родственных друг другу, несмотря на различия их грамматической формы (разные окончания, суффиксы, приставки). Слова «бег», «убежать», «избегать», «беглый», «беглец», имея общую часть — корень («бег» или «беж»), связанный с определенным предметным значением, образуют единую группу.

Грамматические формы означают те или иные оттенки предметного значения слов и поэтому также образуют определенные системы (системы грамматических значений). Сопоставляя, например, слова «беглый» и «беглец» со словом «бег», мы выделяем общую для первых двух слов и отсутствующую в слове «бег» часть — суффикс л. обладающий грамматическим значением свойства и позволяющий объединить эти слова в единую подгруппу. Если же слово «беглец» сопоставить со словами другого корня (например, «молодец», «удалец»), то нетрудно выделить суффикс ец. как имеющий значение лица. Выделение приставки пере обнаружит значение повторносте действия — «переписать», «перебросить», «переделать».

Только системность языка, основой которой является предметное значение слов и их грамматических форм, дает возможность усваивать громадное количество слов каждого языка.

Объем и степень усвоения лексики языка различны у каждого человека. Группа слов, которой данный человек постоянно пользуется в речи, составляет его активный словарь. Слова же, которые он сам не применяет, но понимает или догадывается обоих значении, слушая речь других людей, образуют пассивный словарь. Пассивный словарный фонд значительно шире активного. По мере овладения языком и в зависимости от условий общения слова из пассивного фонда переходят в активный.

К активному словарю всякого русского принадлежат, например, такие слова: вода, земля, журнал, ехать, вверх, в пассивный словарь могут входить слова: декорум (внешнее приличие), декокт (отвар из лекарственных трав), консистенция (степень плотности, твердости).

Усваивая систему языка, человек может не давать себе отчета в ней. Он может не знать грамматики, не иметь сведений из истории языка, не знать его законов и все-таки говорить на этом языке правильно и точно. Это объясняется тем, что в процессе речи внимание сосредоточено на предметных значениях высказываний, материальные же языковые средства, при помощи которых организуется высказывание, не служат объектом внимания. Они образуют настолько крепкую, устойчивую и постоянную систему, что одно звено ее само вызывает другие звенья, не требуя специальных усилий. Если бы человеку, прежде чем произнести предложение, надо было вспомнить все необходимые для этого правила, то он едва ли сумел бы продолжить и закончить начатую речь. В процессе живой речи человек пользуется не столько грамматическими познаниями, сколько устойчиво сложившейся в речевом общении системностью языка.

Правильное практическое применение языка в речи Ушин-ский назвал чувством языка. Это «чувство» подсказывает место ударения в слове, грамматический оборот, способ сочетания слов. Неправильный оборот «режет ухо». Физиологическую основу этого явления раскрыл И. ГГ. Павлов в учении о динамической стереотипии коры головного мозга. Язык обладает чрезвычайной устойчивостью. Он изменяется очень медленно, почти незаметно для каждого отдельного поколения людей. Постоянное воздействие устойчивых языковых средств на мозг человека вызывает образование у него динамических стереотипов.

Однако усвоение языка может подняться и на уровень сознательного овладения им. Можно, а во многих случаях и необходимо отдавать себе ясный отчет в правилах и законах языка для того, чтобы правильно говорить и особенно писать. Слова пишутся не всегда так, как произносятся. В процессе произнесения вырабатывается один вид системности, при написании — другой ее вид. Для того чтобы перейти от устной речи к письменной, необходимо составить понятие о формах слова и знать основные правила, иногда совершенно условные, написания слов. Одной из главнейших задач школьного обучения и является сознательное овладение средствами родного или иностранного языка.