Общая психология > Развитие психики и человеческого сознания > Сознание и вторая сигнальная система действительности

Сознание и вторая сигнальная система действительности

Особенность сознания — этой высшей, специфически человеческой формы отражения действительности — заключается прежде всего в том, что осуществляется оно, как было сказано, посредством языка, посредством слов, образующих вторую сигнальную систему действительности.

В отличие от сигналов первой сигнальной системы, словесные разд" кители — это воздействие не самих свойств предметов объект 'вной действительности (цвета, формы предметов и т. п.), представляющих собой первые сигналы действительности, а воздействие этих свойств, в их отражении, закрепленном в звуках языка. Слово, обозначающее, например, тот или иной цвет, являющийся устойчивым свойством данного предмета и сигнализирующий этот предмет, является для человека сигналом данного цвета. Именно в этом смысле оно и представляет собой, как уже было сказано, сигнал сигналов.

Слова могут воздействовать на человека в качестве обозначающих те или иные явления действительности (т. е. в качестве раздражителей второй сигнальной системы) только при том условии, если они связываются в его голове с раздражителями первой сигнальной системы. Эти связи могут быть как прямыми (например, слово «красный» может быть связано для человека с непосредственным впечатлением от воздействия красного цвета), так и опосредствованными другими словами-понятиями. Например, слово «животное» может вызывать у человека (обозначаемое словом) понятие «кошка», которое в свою очередь связано у него с впечатлением от этого конкретного вида домашних животных. Таким образом, у человека образуются не только временные связи между раздражителями первой сигнальной системы, но и связи между ними и раздражителями второй сигнальной системы, а также связи раздражителей второй сигнальной системы между собой. При этом словесные раздражители должны быть всегда — прямо или через другие слова, обозначающие понятия, — связаны с раздражителями первой сигнальной системы. В противном случае они остаются для человека пустыми, лишенными смысла, и своей основной функции — обозначать предметы и явления действительности — не выполняют. Раздражители второй сигнальной системы действительности имеют значение лишь через их связь с раздражителями первой сигнальной системы. Такова их первая характерная особенность.

Вторая важная особенность раздражителей второй сигнальной системы состоит в том, что, обозначая определенные свойства предметов и явлений действительности, они сами существуют отдельно от этих предметов и явлений в виде особых материальных явлений действительности — языковых явлений, имеющих свойственные им закономерности. Например, слово «красный», обозначая данное свойство предметов действительности, существует как определенное звукосочетание или графически изображаемое слово отдельно от предметов, свойство которых оно обозначает, в то время как само это свойство (красный цвет) существует лишь как свойство конкретных предметов и неотделимо от них. Раздражители второй сигнальной системы обозначают, следовательно, различные свойства предметов или явлений действительности в их отвлечении от конкретных предметов и явлений, воздействующих на нас. Вместе с тем они существуют сами в объективной, способной воздействовать на человека материальной форме — в форме звуков языка, произносимых или изображаемых графически.

С этим связана третья особенность раздражителей второй сигнальной системы, а именно то, что, отражая свойства предметов или явлений в их отвлечении от конкретных предметов и явлений, воздействующих на нас, они вместе с тем обобщают их. Всякое слово формируется в процессе многократного употребления его многими людьми для обозначения сходных и в то же время отличающихся друг от друга явлений. Слово как бы сближает и объединяет эти сходные явления. Когда мы говорим «красный» или «прямоугольник», то эти слова относятся не только к данному конкретному оттенку красного цвета или к данному конкретному прямоугольнику, который мы сейчас имеем в виду, но и к любому оттенку -красного цвета, к любому прямоугольнику. Если слово не было бы обобщением, то невозможно было бы и общение, понимание речи. Ведь в индивидуальном опыте разных людей слова связаны хотя и со сходными, но все же в' чем-то различными впечатлениями. Последнее, однако, не мешает людям понимать друг друга именно потому, что слова, которые они употребляют в своей речи, представляют собой обобщения.

Это не значит, что посредством слова нельзя выразить и передать конкретного, единичного явления. Но даже в тех случаях, когда слово служит для того, чтобы указать конкретное явление, оно все же обобщает. Называя непосредственно воздействующее на нас явление, мы этим самым уже относим его к определенной группе явлений, которые обобщены в данном слове. Когда, например, указывая на багровый отблеск неба, мы говорим «зарево», то этим мы связываем данное, непосредственно наблюдаемое явление с другими сходными явлениями, обобщаемыми данным словом.