Общая психология > Развитие психики и человеческого сознания > Интеллектуальное поведение животных

Интеллектуальное поведение животных

Интеллектуальными действиями называются такие, в которых животное, на основе отражения существующих между предметами связей и отношений, решает новые для него задачи, не встречавшиеся ранее в его опыте.

«...мы не думаем отрицать у животных способность к планомерным, преднамеренным действиям, — говорит Ф. Энгельс. — У животных способность к сознательным, планомерным действиям развивается в соответствии с развитием нервной системы и достигает у млекопитающих уже достаточно высокой ступени» .

Интеллект проявляется животным тогда, когда оно в своих действиях встречается с необычными трудностями, для преодоления которых инстинкты и навыки оказываются недостаточными. В этих случаях интеллект животного проявляется в изобретении нового способа действия, не применявшегося животным ранее.

Интеллектуальные действия являются высшей формой приспособления животных к окружающей среде. В основе их лежат сложные условнорефлекторные связи, характерные для рассудочной деятельности животных.

В процессе филогенеза интеллектуальное поведение постепенно развивается и усложняется. У животного с элементарным строением коры головного мозга и интеллектуальное поведение будет также элементарно. У животных со сложно организованной корой интеллектуальное поведение будет более сложным и совершенным.

Следующие опыты представляют интерес для характеристики интеллектуального поведения животных, находящихся на разных стадиях развития нервной системы.

1. Обходные действия (опыты Кёлера). Куры, находясь на площадке, отгороженной сеткой только с трех сторон, побегут прямо к зернам, которые насыпацы за сеткой, и будут пытаться просунуть через нее свои головы. Это будет действие безусловнорефлекторного типа, оно вызвано непосредственным раздражением и направлено прямо в сторону раздражителя. Куры не способны сразу совершить обходное действие, которое начиналось бы с движений, уводящих их на некоторое время прочь от цели. Только тогда, когда в процессе беспорядочной беготни внутри огороженного пространства какая-нибудь птица случайно приблизится к краю сетки, она обогнег столб и прибежит к насыпанным за сеткой зернам.

Собака, поставленная в те же условия, никогда не бросится прямо в сторону куска мяса, который будет положен за сеткой. Момент интеллектуального решения задачи резко отмечается в поведении собаки каким-то «толчком». Некоторое время она остается в неподвижности, «как бы впадает в оцепенение, затем внезапно поворачивается на 180°», обегает столб, вбегает за сетку и находит там мясо . Это действие, каким бы быстрым оно ни было, нельзя принять за простой рефлекс, который в подобном случае характеризовался бы направлением движения животного прямо к раздражителю в целях овладения им. Между тем собака совершает как раз обратное движение, удаляющее ее на первых порах от куска мяса, т. е. отворачивается от раздражителя.

В данном случае имеет место сложный условный рефлекс, в котором раздражитель — вид куска мяса — связан с образовавшимся в процессе предшествующего опыта пространственным представлением. Собака более ясно, чем куры, отражает пространственную ситуацию и руководствуется этим
отражением в своем поведении. Такое ее поведение оказывается возможным потому, что собака оперирует пространственными представлениями, позволяющими ей произвести анализ воспринятого.

В аналогичных опытах обезьяна способна решить еще более трудную задачу. Находясь в комнате и увидев приманку за окном, она не делает попытки выбраться из комнаты через окно (прямо к цели), но совершает сложный обходный путь: отворачивается от цели, открывает одну дверь, проходит по коридору, затем открывает вторую дверь, ведущую наружу, и находит приманку под окном той комнаты, из которой она ушла (рис. 36, в).

2. Изобретение новых способов решения задачи при использовании разных предметов в качестве орудий. Экспериментальное изучение поведения шимпанзе (В. Кёлер, И. П. Павлов и др.) показывает, что высшие, человекообразные обезьяны обладают довольно высокой степенью развития способности к интеллектуальным действиям.

Следующие опыты по изучению интеллектуальных действий обезьян были проделаны в лаборатории сравнительной физиологии И. П. Павлова.

Шимпанзе Рафаэль был вывезен в парк и выпущен на плот, находившийся в центре озера. На соседнем плоту, на расстоянии трех-четырех метров от первого, находилась пища. Обезьяна была очень голодна, но не могла овладеть пищей обычным для нее путем, так как этому мешало разделяющее плоты водное пространство. В этих необычных условиях шимпанзе изобрел новый для него способ достать пищу: увидев на плоту длинный бамбуковый шест, он осторожно уперся им в дно озера рядом со своим плотом, затем некоторое время как бы примеривался к прыжку, оттолкнул шест в сторону второго плота, а когда шест наклонился, быстро взобрался по нему и спрыгнул на плот, на котором находилась пища.

В другом случае, когда расстояние между плотами оказалось таким, что его трудно было преодолеть с помощью прыжка, шимпанзе после нескольких попыток перебросил шест со своего плота на другой плот, установив таким образом своеобразный мост, и впервые в жизни прошел по мостику, переброшенному через водную преграду/

Шимпанзе проявил способность решать и еще более трудные интеллектуальные задачи. Когда шест, с помощью которого он со своего плота переходил на другой, оказался короче обычного, а шест необходимой длины находился на третьем плоту, шимпанзе решал промежуточные задачи: с помощью короткого шеста он перепрыгнул на третий плот, взял находящийся на нем длинный шест, возвратился на свой плот и только тогда с помощью принесенного длинного шеста перешел на плот с пищей. Если третий плот очень удален, шимпанзе догадывался воспользоваться лодкой, чтобы добраться до этого плота и взять находящийся на нем шест требуемой длины.

Эти и другие многочисленные опыты доказывают способность шимпанзе к интеллектуальным действиям, выразившуюся в изобретении новых способов решения поставленной перед животным задачи. Шимпанзе пользовался для этого теми или другими предметами, как орудиями. Так, находясь в клетке, шимпанзе догадывается применить палку для того, чтобы пододвинуть к себе и достать находящееся за клеткой яблоко. Чтобы достать высоко подвешенный предмет, обезьяна догадывается притащить несколько ящиков, поставить их один на другой и взобраться по ним до интересующего ее предмета. Чтобы достать апельсин из ящика, перед отверстием которого горит огонь спиртовки, шимпанзе догадывается налить из бака воду в чашку и залить этой водой огонь. Когда у него отобрали чашку, он набирает воду в рот и тушит огонь, опрыскивая его водой изо рта .

Использование разнообразных предметов в качестве орудий при решении задач, подобных описанным, требует от шимпанзе, хотя и элементарного, но все же мышления — понимания связей, существующих между орудием и целью, представления ожидаемого от применения орудия результата и т. д. «Вы точно воочию отчетливо присутствуете при образовании нашего мышления, видите все его Подводные камни, все его приемы», — говорит И. П. Павлов, лично наблюдавший в Колтушах опыты с шимпанзе.

Поведение шимпанзе в этих опытах по типу сходно с мыслительными операциями человека и отличается от них лишь по степени. «Нам общи с животными все виды рас-су дочной деятельности: индукция, дедукция, следовательно, также абстрагирование... анализ незнакомых предметов (уже разбивание ореха есть начало анализа), синтез (в случае хитрых проделок у животных) и, в качестве соединения обоих, эксперимент (в случае новых препятствий и при затруднительных положениях). По типу все эти методы... совершенно одинаковы у человека и у высших животных. Только по степени (по развитию соответственного метода) они различны» .

Интеллектуальное поведение животных характеризуется следующими особенностями:

1. Животные проявляют способность к интеллектуальным действиям при возникновении препятствий на пути к достижению цели. Если можно овладеть пищей обычным образом, с помощью безусловных рефлексов и выработанных в течение жизни навыков, интеллектуальные действия не наступают.

2. Интеллектуальные действия возникают для решения новой задачи и состоят в изобретении нового способа действия.

3. Эти действия не имеют шаблонного характера, они индивидуализированы: одни животные решают задачу одним образом, другие — иначе.

4. Обезьяны пользуются при этом различными предметами (шестами, палками и т. д.) как орудиями. При этом те или другие предметы выбираются как орудия не путем предварительного обдумывания, а в результате непосредственного восприятия связи их с другими: как правило, обезьяны предварительно не изготовляют и не отыскивают орудий, не сохраняют предметов, которые были ими применены как орудия, для того чтобы воспользоваться ими впредь.

Правда, В. Кёлер обнаружил в своих опытах попытку шимпанзе удлинить палку, которая оказалась недостаточно длинной для овладения целью; но это действие еще очень далеко от операций по изготовлению орудий даже у первобытных людей. Наблюдения над шимпанзе в естественных условиях (Дж. Гудалл, заповедник Ломбестрим в Кении, Африка, 1955) показывают, что шимпанзе могут иногда предварительно обрабатывать естественные предметы, чтобы сделать их пригодными для определенной цели. Так, шимпанзе отламывает ветку и освобождает ее от листьев, прежде чем просунуть в отверстие термитной кучи и потом слизнуть собравшихся на нее термитов. (Нечто аналогичное наблюдал в устроенном им вольере и В. Кёлер: шимпанзе усаживался рядом с дорожкой, по которой ползли муравьи, клал на нее соломинку и затем слизывал забравшихся на нее муравьев)'. Интересно то, что шимпанзе не всегда сначала находят термитную кучу и затем ищут нужную им палку; часто они заранее сламывают и освобождают от листьев ветку и подолгу таскают ее за собой, переходя от одной термитной кучи к другой, пока не найдут нужную им кучу.

5. Интеллектуальные действия животных имеют примитивный характер и не вытекают из знания объективных законов природы. Интеллектуальные действия даже высших обезьян по своему характеру не выходят за пределы круга задач, выдвигаемых естественными условиями их жизни.

6. У животных интеллектуальные действия не занимают главенствующего положения в их поведении. Главными формами приспособления к окружающей среде у них остаются инстинкты и навыки. Даже у высших животных интеллектуальные действия проявляются от случая к случаю: они возникают у них, но не приобретают основного значения и не закрепляются в их опыте.

7. Изобретенные способы действий не передаются от одного животного к другому и не являются, таким образом, продуктом видового опыта. Они остаются достоянием только того отдельного животного, которое их обнаруживает.