Общая психология > Предмет психологии > Материалистическое понимание психики в истории русской науки

Материалистическое понимание психики в истории русской науки

Для передовой русской науки всегда было характерно материалистическое понимание природы психических явлений.

Еще М.В. Л о м о н о с о в (1711—1765) указывал на то,что ощущения имеют своим источником физическое воздействие внешних предметов на органы чувств. Он считал ощущения необходимым условием правильного познания человеком окружающего мира, так как они являются результатом непосредственного воздействия на мозг материальных, независимо от человеческого сознания существующих, предметов.

А. Н. Радищев (1749—1802) утверждал, что психика неотделима от мозга и что ее источником является чувственно воспринимаемый мир. «Не с телом ли растет душа, не с ним ли мужает и крепится, не с ним ли вянет и тупеет? Не от чувства ли ты получаешь все свои понятия»,— писал он. Без деятельности мозга невозможны ни процессы памяти, ни воображение, ни мышление. Мозг — материальная основа психики, без него человек не может быть разумным существом.

Радищев подчеркивал большое значение речи в развитии человеческого сознания: «Мысли наши,— писал он,— суть токмо знамения вещей, изражаемые произвольными звуками», речь есть «средство к собранию мыслей воедино»; пока вещи не дано названия, пока мысль о вещи не выражена в словах, «она разуму нашему чужда, и он над нею не трудится».

Решительно высказывался против идеалистического отрыва сознания от материи А. И. Г е р ц е н (1812—1870). Он утверждал реальность психики и ее органическую связь с материальным миром: психика порождается материей, как свойство мозга, и является производным, вторичным результатом воздействия природы на мозг. «Сознание,— писал он,— вовсе не постороннее для. природы, а высшая степень ее развития». Сознание неотделимо от своей материальной основы — мозга. «Мозг, как орган высших способностей,— писал Герцен,— рассматриваемый при отправлении своей деятельности, прямо ведет к изучению отношений нравственной стороны к физической и таким образом к психологии». Утверждение, что сознание представляет собой самостоятельную субстанцию, независимую от материи, Герцен считал бессмысленным: человеческое сознание, существующее без природы, без тела, говорил он, все равно, что «мысль, не имеющая мозга, который бы думал ее, ни предмета, который возбудил бы ее».

Герцен был далек от того, чтобы считать сознание лишь пассивным отражением объективного мира. Подобная точка зрения на природу сознания свойственна, по его словам, лишь «материалистам-метафизикам» (механистам), которые хотят сделать ум особого рода зеркалом, которое отражало бы мир, не изменяя его. По мысли Герцена, сознание активно по своей природе.

Вместе с тем Герцен утверждал, что только через познание социальных условий жизни можно преодолеть биологизм в понимании психики человека: «Социология вырвет человека из анатомического театра и возвратит его истории».

В. Г. Белинский (1811—1848) считал материю первичным началом, а сознание вторичным, как свойство материи. «Самые отвлеченные умственные представления,— говорил он,— все-таки суть не что иное, как результат деятельности мозговых органов». Он всегда подчеркивал, что именно мозг является материальной основой самых высших проявлений человеческой психики, призывая остановиться «в благоговейном изумлении перед этой массой мозга, где происходят все умственные отправления». Психолог, который пренебрежет этим положением и начнет рассматривать умственные проявления человека в отрыве от мозга, будет «удивляться в человеке следствию мимо причины». Отсюда Белинский делает вывод, что «психология, не опирающаяся на физиологию, так же несостоятельна, как и физиология, не знающая о существовании анатомии».

Вместе с тем Белинский был далек от исключительно биологического подхода к пониманию сущности психики и человеческого сознания. Признавая обусловленность психики материальными процессами, совершающимися в мозге человека, утверждая, что сознание есть продукт мозговой деятельности, Белинский ясно сознавал, что в своем содержании и развитии сознание человека зависит от социальных условий: «создает человека природа, но развивает и образует его общество»,— писал он.

Н. Г. Чернышевский (1828—1889) твердо стоял на позициях материалистического монизма. Мир по своей природе материален. В основе действительности лежит не «мировой дух» или «абсолютная идея», а материя. Основным признаком материи является ее бытие независимо от человеческого сознания. «То, что существует, называется материей»,— писал Чернышевский. Эта материя находится в постоянном движении, развиваясь по своим законам, не нуждаясь для этого ни в какой потусторонней силе. «Законы природы — это сама природа, рассматриваемая со стороны своего действования»,— утверждал он.

Чернышевский резко возражал против дуалистического понимания природы человека и вытекающего отсюда утверждения о независимости сознания человека от его мозга. Он защищал идею «единства человеческого организма», в котором нет никакой другой «натуры» (природы), кроме материальной.

Утверждая материальное единство человеческого организма, Чернышевский был далек от вульгарного материализма с его отождествлением психических процессов с телесными. Психическое и телесное в едином организме человека —? качественно различные явления и не должны отождествляться. «При единстве натуры мы замечаем в человеке два различных рода явлений: явления так называемого материального порядка (человек ест, ходит) и явления так называемого нравственного порядка (человек думает, чувствует, желает)».

Чернышевский придавал огромное значение научному познанию психических явлений. Но истинно научное познание психики возможно только на базе успешно развивающихся естественных наук. Психология в своем изучении психики должна опираться на твердый фундамент физиологии.

Чернышевский строго проводил в отношении психических явлений идею детерминизма их внешними раздражениями и материальными условиями жизни человека, утверждая, что психические явления обусловлены внешними обстоятельствами, по отношению к которым они стоят, как следствие к причине.

Ощущение по самой своей природе, говорил Чернышевский, предполагает внешний предмет, производящий ощущение, и организованное соответствующим образом чувствующее существо, в котором происходит ощущение. Ощущение есть отражение объективных свойств вещей. Предмет и его ощущение, по Н. Г. Чернышевскому, сходны, как «подлинник и копия».

В этой связи и воля человека должна пониматься как «звено в ряду явлений и фактов, соединенных причинной связью».

В противоположность существовавшему в его время функционализму в понимании психики человека Чернышевский рассматривал психические процессы, как свойства целостной человеческой личности, развивающиеся и приобретающие те или иные особенности в связи с деятельностью человека.

Интересны замечания Чернышевского о природе процессов воображения и мышления. Если существует нервная деятельность, говорил он, т. е. происходит беспрерывная смена ощущений и впечатлений, то прежние представления должны непрерывно сочетаться с новыми, а это и есть то, что называется воображением. Мышление же из массы ощущений и сохранившихся в памяти представлений выбирает такие, «которые соответствуют потребностям мыслящего организма в данную минуту», мышление состоит «в выборе средств для действия, в выборе представлений, посредством которых можно было бы дойти до известного результата».

Таким образом, раскрывая сущность ощущений, представлений, воображения, мышления, воли, Чернышевский стоял на материалистических позициях, утверждая обусловленность психических процессов воздействиями внешней среды и в то же время подчеркивая их значение в деятельности человека.

Выдающиеся русские революционные демократы XIX в., материалистически решая вопрос о природе человеческого сознания, подошли в этом вопросе вплотную к основным положениям диалектического материализма. Однако они были еще далеки от правильного понимания обусловленности сознания человека условиями материальной жизни общества, поскольку в развитии своих философских воззрений остановились перед историческим материализмом.

Этот недостаток является основным в теориях всех материалистов домарксового периода. По словам Маркса, он состоит в том, что «предмет, действительность, чувственность берется только в форме объекта или созерцания, а не как чувственно-человеческая деятельность, практика: не субъективно».

Защищавшееся великими русскими демократами материалистическое понимание природы психики и человеческого сознания нашло экспериментальное подтверждение в замечательных физиологических исследованиях великих русских физиологов И. М. Сеченова и И. П. Павлова, с большой глубиной раскрывших в своих трудах обусловленность психических явлений работой мозга.

И. М. Сеченов (1829—1905) справедливо считается основоположником, «отцом» (по словам К. А. Тимирязева и И. П. Павлова) русской физиологии. В своих исследованиях он опирался на философию материализма, утверждая объективное, независимое от человеческого сознания существование внешнего мира. Отрицая агностицизм идеалистической философии, Сеченов стоял на позициях познаваемости объективного мира. Он дал ниспровергающий критический анализ учения Им. Канта об априорности познания, об обусловленности результатов процесса познания якобы прирожденными человеку особыми формами рассудочной деятельности. Критерием достоверности познания человеком внешнего мира он считал практику, успехи техники.

В своих психологических исследованиях Сеченов утверждал обусловленность психики человека внешним миром, который с его предметными связями и отношениями является всегда первичным фактором в развитии сознания человека. «Предметный мир существовал и будет существовать, по отношению к каждому человеку, раньше его мысли».

В своем выдающемся труде «Рефлексы головного мозга» (1863) Сеченов впервые раскрыл рефлекторный характер процессов мышления н в связи с этим указал на основную задачу научной психологии — изучение происхождения психических процессов как функции головного мозга. «Научная психология,— писал он, по всему своему содержанию не может быть ничем другим, как рядом учений о происхождении психической деятельности».

Учение Сеченова о рефлекторной природе психики и человеческого сознания явилось для физиологии XIX в. полной революцией. До Сеченова понятие рефлекса связывалось с деятельностью только спинного мозга, механизмы же «душевной» жизни считались непознаваемыми. В ряде работ («Элементы мысли», 1878, «Кому и как разрабатывать психологию», 1873, и др.) Сеченов убедительно показал, что сознание является продуктом мозга, что психика во всех своих проявлениях обусловлена воздействиями внешнего мира на органы чувств человека. В своих работах он показал физиологические механизмы процессов восприятия, мышления, воли. Сеченов дал глубокий анализ проблемы «свободы воли», доказав обусловленность произвольных действий в конечном итоге внешними воздействиями и условиями существования человека: «Первоначальная причина всякого поступка лежит всегда во внешнем чувственном возбуждении, потому что без него никакая мысль невозможна»,— говорит он.

Великий русский физиолог И.П.Павлов (1849—1935) продолжил материалистические традиции Сеченова и в своих замечательных экспериментальных исследованиях детально и конкретно вскрыл закономерности высшей нервной деятельности, являющейся физиологической основой психики. Павлов решительно восставал против идеалистической психологии, отрывающей сознание от мозга. Он показал полную научную бесплодность психологов, стоящих на позициях дуализма. Психология станет действительной наукой только тогда, когда в изучении психических процессов она будет опираться не на какие-то «субъективные закономерности», а на познание законов высшей нервной деятельности, когда она сможет на основе строго объективного изучения «наложить все факты, известные психологии, на физиологические факты» .