Общая психология > Физиологические основы психики > Системность в работе коры больших полушарий

Системность в работе коры больших полушарий

В естественных условиях жизни раздражители не существуют изолированно. Обычно они образуют или одновременные, или последовательные комплексы. Любой предмет представляет собой одновременный комплекс раздражителей — зрительных, осязательных, обонятельных, слуховых. Слышимое слово — типичный пример последовательного комплекса слуховых раздражителей. Естественно поэтому, что для наиболее совершенного приспособления к среде мозг должен выработать возможность реагировать на целые системы раздражителей, тонко различая одну систему от другой. Вместе с тем и реакции организма, приспособляющегося к условиям внешней среды, не протекают изолированно. Любые виды деятельности животного и человека (начиная с актов дыхания, глотания, ходьбы, плавания и кончая сложной игровой или трудовой деятельностью) представляют собой целые комплексы или функциональные системы реакций, включающие многие, хорошо прилаженные друг к другу звенья.
Синтетическая деятельность больших полушарий, позволяющая объединять отдельные раздражители или отдельные реакции в целые комплексы, или системы, называется системной деятельностью коры головного мозга.

Факты объединения отдельных раздражителей в комплексы и системный характер работы коры были доказаны многими специальными опытами.

Оказалось, например, что сигналом к появлению пищи можно сделать такой последовательный ряд раздражителей: тон «до» — вспыхивание лампочки — прикосновение к коже. Если давать собаке пищу только после предъявления всего этого ряда раздражителей (а отдельные члены его не подкреплять пищей), то после достаточного количества подкреплений данного комплекса пищей предъявление его вызовет условную слюнную реакцию, в то время как предъявление его отдельных элементов не будет вызывать условной реакции. Значит, условным раздражителем может стать не отдельный сигнал, а целый комплекс сигналов.

Системный принцип в работе коры больших полушарий обнаруживается и в возможности образовать условный рефлекс не на отдельный конкретный раздражитель, а на отношение раздражителей (например, на определенное соотношение звуков по высоте, на определенное различие в освещении или на определенное чередование тех или иных раздражителей).

Если, например, приучить животное положительно реагировать на' более высокий из двух звуков, то в дальнейшем такая же положительная реакция дается не на данный конкретный звук, а на любой более высокий звук из другой пары звуков, хотя бы в качестве раздражителей предъявлялась пара звуков, никогда ранее не применявшаяся в опыте. Этот опыт показывает, что мозг может реагировать не на изолированный звук, а на отношение между звуками, т. е. на некоторую систему звуков.

Этот факт очень важен для психологии. Он объясняет, почему животное может «переносить» ранее выработанные связи на совершенно новые сигналы, если только они находятся в тех же отношениях между собой, что и сигналы, на которые уже были ранее выработаны рефлексы. Выработка рефлексов на отношение значительно расширяет возможности приспособительной деятельности животного. Еще большее значение, как это будет показано в следующих главах, рефлекс на отношение имеет у человека.

Важнейшим проявлением системности в работе коры является образование динамического стереотипа, или целой системы реакций на определенные комплексы раздражителей.

Чтобы понять, что представляет собой это явление, обратимся к опытам с выработкой динамического стереотипа у собаки.

Установлено, что величина условного рефлекса (например, количество выделяемой слюны) находится в прямой зависимости от силы условного раздражителя: чем сильнее условный раздражитель, тем больше величина условного рефлекса. Эта зависимость получила название закона силы. Допустим теперь, что у собаки выработано несколько (скажем, четыре) условных рефлексов на раздражители разной силы. Сильный условный раздражитель (например, сильный звонок) дает большой условно-рефлекторный эффект (выделяется много слюны), слабый условный раздражитель (например, слабый свет) дает незначительный условно-рефлекторный эффект. Равным образом и другие раздражители дают эффект в соответствии со своей силой. Если такие четыре условных раздражителя в течение длительного времени давать всегда в одном и том же порядке и через одинаковые промежутки времени, то этот порядок становится настолько привычным, что когда вместо четырех разных раздражителей дается четыре раза од!н и тот же раздражитель (например, слабый свет), то он вызывает сильную условно-рефлекторную реакцию (большое слюноотделение) в тех местах опыта, где до этого всегда давался сильный раздражитель, и слабую реакцию (незначительное слюноотделение) в тех местах, где всегда давался слабый раздражитель. Иначе говоря, величина реакций точно соответствует «затверженному» порядку раздражителей, и такой привычный порядок реакций остается прочным, не зависимым от наличных раздражителей.

Принцип системности играет огромную роль в работе коры больших полушарий и имеет решающее значение для понимания физиологических механизмов психической деятельности, всегда представляющей собой сложную систему психических процессов.

Системная работа коры головного мозга не только позволяет осуществлять сложнейшие формы деятельности, но одновременно дает возможность достигнуть величайшей экономии в образовании и сохранении нервных связей. При наличии определенной системы связей человек оказывается в состоянии по одному элементу системы воспроизвести всю ее в целом, и это в огромной мере упрощает механизм закрепления навыков и знаний. Принцип системности является одним из наиболее важных для психологии законов работы коры больших полушарий.