Проблема гармонии и дисгармонии личности

Проблема гармонии и дисгармонии личности анализируется автором в связи с тремя вехами в жизни человека - стартом, кульминацией и финишем.

 А. Милтс утверждает, что для того, чтобы переход от старта до кульминации был безболезненным, необходимо, во-первых, на предыдущем этапе развития всесторонне выразить себя исчерпать свои потенции так, чтобы самоотрицание происходило более естественно и решалось бы силами самой личности; во-вторых, важно добиться того, чтобы оба этапа определенным образом достигали взаимного притяжения, согласовано взаимодействовали. И для общества, и для самой личности важно также продолжить акме - наиболее активный творческий период и сократить периоды старта и финиша.

Относительно последнего периода - финиша, то здесь следует подчеркнуть, что незаметный процесс старения человека может начаться в каком-либо одном направлении еще в детстве или в юности:

  • лень, нежелание напрягать мозг - это признак интеллектуального старения;
  • моральная старость приходит, когда человек довольствуется достигнутым, когда теряют свой смысл высшие идеалы;
  • старость личности может выразиться в отсутствии активной жизненной позиции, неспособности самостоятельно решать проблемы, брать на себя ответственность.

Цикл продолжительности старения делится на три стадии - постепенный отход от активной деятельности, собственно старость с полным бездействием и болезненная старость, которая заканчивается смертью.

По наблюдениям Е. Кюблер-Росса, обычно тот, кто ожидает смерти, проходит пять стадий:

  1. отрицание (в зависимости от того, насколько человек способен взять события под свой контроль и насколько сильную поддержку ему оказывает окружение, он преодолевает эту стадию легче или труднее);
  2. гнев (для завершения стадии важно, чтобы человек, который умирает, получил возможность излить свои чувства наружу);
  3. «торг» (больной вступает в переговоры за продление своей жизни, обещая, например, быть послушным пациентом);
  4. депрессия (умирающий замыкается в себе, испытывает потребность плакать, готовится встретить смерть);
  5. принятие смерти (ожидание своего конца).

Первые три фазы составляют период кризиса и развиваются в описанном порядке или с частыми возвратами назад.

Э. Эриксон считает, что на протяжении жизни человек переживает восемь психосоциальных кризисов, которые являются специфическими для каждого возрастного периода, а их благоприятный или неблагоприятный ход определяет характер дальнейшего развития личности в социуме (нормальную или аномальную линию):

  • кризис доверия - недоверия (первый год жизни);
  • автономия - стыд и сомнения (2-3 года);
  • инициативность - чувство вины (3-6 лет);
  • трудолюбие, исполнительность - комплекс неполноценности (от 7 до 12 лет);
  • личностное самоопределение, идентификация - индивидуальная серость, конформизм (12 -18 лет);
  • интимность, коммуникабельность - изолированность, замкнутость на себе (около двадцати лет);
  • забота о воспитании нового поколения - «погружение в себя» (30-60 лет);
  • удовлетворение от пройденного жизни - отчаяние (более шестидесяти).

Таким образом, в концепции Э. Эриксона становления личности понимается как смена этапов, во время каждого из которых происходит качественное преобразование внутреннего мира индивида и изменение его отношений с окружающей средой, а кризис возрастного развития является некоторым согласованию индивидуальных, биологических факторов с социальными.

Именно в кризисные моменты борьба между позитивной и негативной идентичностью обостряется и гору может взять аномальная линия развития. Для позитивного и поступательного развития человека необходимо преимущество позитивной идентичности над негативной.

Подход Э. Эриксона к вопросу идентичности как основного момента в развитии личности и ее становлении в обществе выводит на проблему общечеловеческого (понимается как осознание себя представителем биологического вида, человечества, осмысление его глобальных проблем), группового (осознание своей принадлежности к определенным группам и индивидуального (осознание собственной неповторимости, стремление развивать свои способности) уровня идентичности.

Ученые по-разному относятся к мысли о том, развитие какого уровня идентичности является важнейшим для успешной социализации личности. Известное утверждение, что актуализация личности, доминирование определенного уровня ее идентичности, успешное становление индивида в социуме определяются временем, которое понимается двояко: как общественное (историческое развитие данного общества и его специфика) и индивидуальное (жизненный цикл личности). Изучение проблемы исторического развития общества и его влияния на социализацию личности осуществляется по-разному в зависимости от подходов.

Так, Л. Гумилев разработал теорию этногенеза, согласно которой действует своеобразный «жизненный цикл» любого этноса, который охватывает временной отрезок в 1200-1500 годов. Период бурного развития этноса порождает доминирование ценностей, которые акцентируют значение личного успеха, риска и активности в различных сферах жизнедеятельности человека, что стимулирует прогресс этноса. При таких условиях наиболее удачно социализованными становятся люди с ярко выраженной индивидуальностью, с личностным и общечеловеческим уровнем идентичности.

Другой подход к проблеме взаимодействия индивида и макросоциальных структур предложил Б. Поршнев. Он утверждает, что этнос в статическом состоянии пытается законсервировать отношения, сложившиеся между его членами.

Когда создается новая этническая целостность, то выдвигается и новая форма поведения: если раньше общественное состояние индивида жестко диктовалось традицией и зависело от его возраста, то теперь формулируется новое требование к человеку: быть таким, каким он должен быть.

Итак, на первый план выдвигаются обязанности индивида перед группой. Вместе с тем следующий этап развития этноса приводит к требованию, согласно которому человек должен быть самим собой, что порождает соперничество между индивидами.

Однако пассивное большинство, которое устало от столкновения индивидов, формирует новый императив и задает новую норму поведения: «Мы устали от великих», «Все должны быть похожи на идеал, который одержал победу». Дальнейший прогресс этноса приводит к развитию приоритетности интересов группы над личностью.

В завершение этнос умирает или объединившись с другими этносами, порождает новый. В общем, по концепции Б. Поршнева, в стабильные («тихие») фазы развития этноса личность нивелируется, подчиняется групповым интересам и нормам, в ней развивается групповая идентичность в ущерб ее индивидуальности.

Разное понимание первоисточников социализации, различные механизмы привлечения человека к социально-политической жизни вызывают выделение двух моделей социализации: подчинения и интереса.

В условиях действия модели подчинения (первоисточник социализации - общественная необходимость) важны механизмы отбора, предложения, рекомендации, контроля. С помощью имеющихся в обществе норм, ценностей на ту или иную социальную роль подбираются люди, обладающие определенными способностями, умениями, индивидуальными качествами, уровнем готовности. Данная модель характерна для обществ, или сообществ с достаточно высокой степенью регламентации.

Модель интереса (первоисточник социализации - интересы конкретного лица) активизирует значение в обществе механизмов:

  • выбора лицом социальной роли (на основании наличия у него потребностей, интересов, ценностей);
  • рефлексии (анализа социальных требований);
  • активности (проявление творчества, самостоятельное овладение необходимыми качествами) ;
  • самоконтроля (добросовестность в выполнении обязательств).

Названая модель проявляется в обществах, где действуют идеалы либерализма, демократии. Те экономические, политические, социально-психологические и другие преобразования, которые происходят сегодня, невозможны без изменения модели социализации.

Социологи, политологи, социальные психологи выделяют трудности на этапе перехода от модели подчинения к модели интереса, которые связаны с:

  • нежеланием определенных общественных прослоек отказаться от имеющихся широких возможностей распоряжений и социального контроля;
  • неготовностью большинства людей к выявлению самостоятельности, творчества, активности (мы и далее в жизни наталкивается на тип лица-исполнителя, а не создателя);
  • с недостаточным учетом социокультурных и этнопсихологических особенностей социальных групп и людей;
  • со сложной социально-психологической ситуацией (весомым остается настроение разочарования, негативизма, тревоги, неуверенности , когнитивного диссонанса);
  • тяжело происходит процесс адаптации у людей среднего и пожилого возраста, поскольку их претензии в основном остаются ориентированными на систему ролей и ценностей тех общественных отношений, которые уходят, исчезают.

Все описанные выше подходы выводят на проблему стабильности и напряженности в развитии общества и влияния названных констант на социализацию личности.

Стабильность - нестабильность выступает как характеристика состояния социальной жизни внутри государства, а также в системе международных отношений. Создание условий для нормального функционирования социальных институтов предполагает стабильное положение в обществе (способность к динамичности, адаптации к изменениям); способность воспроизводить и поддерживать в состоянии интенсивности внутренние связи; автономность, высокий уровень саморегуляции общества - способность создавать необходимые условия для удовлетворения потребностей индивидов и предоставление им широких возможностей для самоутверждения и самореализации и т.д.).

Нестабильность общества, социальный кризис характеризуются нарушением «идеологической ценности» общества (Э. Эриксон), расшатыванием предыдущей системы ценностей или ее полной заменой на другую, конфликтными ситуациями, недовольством значительной части населения, признаками социального, экономического, социально-психологического, политического и других напряжений , исчезновением ощущений безопасности, защищенности, ажиотажным спросом, активизацией общественно-политических блоков и движений, противостоянием интересов, которые трансформируются в соответствующую позицию и поведение, и т.д.

С точки зрения социальной психологии стабильность – нестабильность касается тех сфер жизни человека, связанных с общением и взаимодействием людей, с механизмами и способами социально-психологического отражения явлений социальной действительности.

 Именно социально-психологическое отражение индивидом и социальной группой социума является отправной точкой социально-психологической стабильности - нестабильности.

Социально-психологическая стабильность - одна из сторон социальной стабильности, она определяется как такое состояние отражение социально-психологических явлений, взаимосвязи общности и личности, при котором ни один из них не может существенно изменить социальную систему в своих интересах.

Следовательно, предполагается состояние относительного равновесия, сбалансированности действий социальных групп и индивидов как субъектов социальных и межличностных отношений, которое характеризуется ощущением безопасности, спокойствия, комфортным положением, уверенностью, совокупностью отношений, посредством которых обеспечиваются оптимальные условия нормального общения и взаимодействия.

 Если социальные группы и отдельные индивиды относительно безболезненно приспосабливаются к переменам во внутренней и внешней социальной среде, то стабильность можно считать динамичной.

Стабильность замкнутой системы (применительно, например, государства - авторитарно-тоталитарный режим, о межличностных отношений в малой группе - авторитарный стиль отношений) ориентирована на формирование «социально однородных винтиков».

Такая стабильность, в частности в группе, достигается за счет субъект-объектных отношений, поучения, запугивания и т.п. и приводит как в обществе, так и в отдельной социальной группе к состоянию застоя, стагнации. В то же время очень высокий уровень социально-психологической стабильности любого социального сообщества может уменьшить его жизнеспособность; оно не всегда способно быстро адаптироваться к изменениям в социальной среде.